?

Log in

No account? Create an account

September 2022

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
больной скорее жив

vlad_ab in costume_history

Карамзин против модных дамских туалетов

О легкой одеждѣ модныхъ красавицъ девятаго-надесять вѣка.

  

   Всегда и вездѣ первымъ женскимъ достоинствомъ была скромность. Древніе думали, что та женщина есть совершенна, о которой люди не говорятъ ни худаго, ни добраго: ибо домашняя жизнь (твердили они) есть, по закону Природы, святилище ея достоинствъ, непроницаемое для глазъ любопытныхъ: въ немъ она сіяетъ и красотою и любезностію; въ немъ печется о супругѣ и дѣтяхъ; въ немъ услаждаетъ сердце перваго и образуетъ юную душу послѣднихъ. Женщина, говорили восточные мудрецы, есть прекрасный, нѣжный цвѣтъ, увядающій отъ неосторожныхъ взоровъ желанія. Такія мысли ввели въ употребленіе покрывало: символъ женской скромности и щитъ прелестей, извѣстныхъ одному щастливому супругй!

   Теперь въ публичномъ собраніи смотрю на молодыхъ красавицъ девятаго-надесять вѣка, и думаю: гдѣ я? въ Мильтоновомъ ли раю (въ которомъ милая натура обнажалась передъ взоромъ блаженнаго Адама), или въ кабинетѣ живописца Апелла, гдѣ красота являлась служить моделью для Венерина портрета во весь ростъ?

  

Дѣйствіе всесильной моды, которую, подобно фортунѣ, должно писать слѣпою! Наши стыдливыя дѣвицы и супруги оскорбляютъ природную стыдливость свою, единственно для того, что Француженки не имѣютъ ее, безъ сомнѣнія тѣ, которыя прыгали контрдансы на могилахъ родителей, мужей и любовниковъ! Мы гнушаемся ужасами Революціи и перенимаемъ моды ея! Знаемъ, что нынѣшній Парижскій свѣтъ состоитъ изъ людей безъ всякаго воспитанія, безъ всякаго нѣжнаго чувства, и, слѣдуя старой привычкѣ, хотимъ соглашаться съ его новыми обыкновеніями! Нѣкогда Парижъ въ самомъ дѣлѣ могъ назваться столицею вкуса: ибо утонченіе свѣтскихъ пріятностей было единственнымъ дѣломъ его въ теченіе двухъ вѣковъ. Но это время прошло, и долго, долго не возвратится, не смотря на желаніе Консула Бонапарте воскресить Французскую Любезность, которая -- естьли не умерла, то по крайней мѣрѣ заснула глубокимъ сномъ Эпименида на развалинахъ Бурбонскаго трона и на кипарисахъ Революціи. Какія женщины даютъ нынѣ тонъ въ Парижѣ? Роскошныя супруги Банкировъ и подрядчиковъ (fourniffeurs), обогащенныхъ народною казною -- женщины низкаго состоянія, не имѣющія идеи о любезности прежнихъ знатныхъ Француженокъ, которыя всего болѣе отличались игрою ума и кокетствовали, такъ сказать, нѣжнымъ чувствомъ пристойности. Мудрено ли, что сіи новыя молодыя Аристократки -- сіи цвѣты, которые выросли и распустились на землѣ облитой кровію нещастныхъ жертвъ гильйотины -- не имѣютъ никакого чувства истинныхъ женскихъ достоинствъ, и, стараясь нравиться употребляютъ способы Парижскихъ Лаисъ, единственныхъ образцевъ своихъ? Но мудрено то, что въ государствѣ благоустроенномъ, гдѣ есть нравы, воспитаніе и правила, женщины, вообще любезныя, слѣдуютъ модѣ Парижскихъ мѣщанокъ! Онѣ безъ сомнѣнія съ великимъ трудомъ побѣждаютъ милую стыдливость; безъ сомнѣнія долго сражаются съ нею при своемъ, такъ-называемомъ Греческомъ уборѣ, который скорѣе можно назвать Американскимъ. Кто читалъ древнихъ Авторовъ или хотя Анахарсиса, тотъ знаетъ, что Гречанки были скромны. На древнихъ женскихъ статуяхъ обнажены нѣкоторыя прелести; но художники слѣдовали не обыкновенію отечества, а желанію доказать свое искусство въ изображеніяхъ Натуры, отдаваясь на судъ супругамъ или юнымъ друзьямъ Аспазій. Художники и Поэты имѣютъ право снимать съ красоты покрывало; но теперь имъ мало труда!

  

   Я увѣренъ въ невинности многихъ, и, естьли угодно, всѣхъ нашихъ красавицъ; но что подумаетъ объ нихъ -- на примѣръ, какой нибудь добродушной, но грубой Сибирякъ, пріѣхавшій въ столицу и во многочисленномъ собраніи видящій сію прелестную откровенность женскихъ сердецъ? Увѣримъ ли его, что наши молодыя супруги, въ полурайской зефирной одеждѣ, не имѣютъ никакихъ намѣреній, оскорбительныхъ для святости супружества? Онъ вѣрно засмѣется и скажетъ съ Гиперборейскою грубостію: ,,Отправьте же ихъ скорѣе домой; онѣ безъ сомнѣнія лунатики, сонныя вышли изъ спальни и сонныя сюда пріѣхали!" Естьли будемъ изъяснять ему сей феноменъ дѣйствіемъ Французской моды, то онъ вообразитъ, что мы хотимъ дурачить его, и никакъ не пойметъ, чтобы обезьянство (Сибирское названіе моды) могло считаться въ столицѣ первымъ достоинствомъ, которому всѣ другія уступаютъ!

   Естьли красавицы по справедливости вѣрятъ болѣе Медикамъ, нежели Моралистамъ (которые всѣ Сибиряки своею неучтивостію), то скажемъ съ важностію Гиппократовъ и Галеновъ, что въ сѣверномъ климатѣ эта мода опасна для самаго здоровья, слѣдственно и красоты! Уже къ нещастію могли бы мы наименовать двѣ или три жертвы ея, всѣмъ извѣстныя; но избѣгая личностей, говоримъ только о возможномъ. Натура не предвидѣла сего обыкновенія, и въ надеждѣ на вѣрную защиту одежды, образовала женскія прелести такъ нѣжно, что прикосновеніе грубаго воздуха для нихъ бѣдственно, особливо послѣ нашихъ баловъ, которыя стоютъ труда всѣхъ Греческихъ Атлетовъ! Не хочу живо расписывать слѣдствій и представлять въ красавицѣ зарожденіе ужасной, смертельной болѣзни, которая, постепенно изглаживая всѣ ея прелести, ведетъ ее тихими или быстрыми шагами ко гробу.

   Это сильно; но слѣдуя правиламъ школьной Реторики, самое сильнѣйшее убѣжденіе сохранили мы для конца. Вотъ оно: воображеніе есть самой льстивой живописецъ: оно питаетъ страсти; но глаза ослабляютъ уже его дѣйствіе; я не воображаю того, что вижу; а видя нынѣ и завтра, привыкаю, и часъ отъ часу смотрю равнодушнѣе. Вамъ конечно нѣтъ дѣла до меня, красавицы (ибо мнѣ уже гораздо за пятьдесятъ лѣтъ); но такъ самые молодые люди чувствуютъ, и Жанъ Жакъ Руссо, по справедливости любезный всякому нѣжному сердцу, вамъ то же скажетъ, естьли заглянете въ Эмиля. Вы конечно прелестны, и живописцы ходятъ за вами съ кистію; но истинная польза милой страсти, которая составляетъ главное дѣло вашего, иногда слишкомъ чувствительнаго сердца, требуетъ покрывала!

   Еще одно замѣчаніе. Въ мое время женщины хвалили Вертера, которой сказалъ, что жена его никогда не будетъ вальсировать; это чувство казалось имъ нѣжнымъ. Въ мое время мужья и любовники бывали ревнивы: теперь они конечно исправились отъ сего порока. Любовь нынѣ, кажется, гораздо терпѣливѣе и покойнѣе; тѣмъ лучше для семейственнаго мира, но -- тѣмъ хуже для живости страстей; тѣмъ хуже для милой власти женскаго пола!

  

В. Мулатовъ.


 

Comments

Спасибо, очень интересно. Надо же, какой идейный дядька! И как про женские прелести рассыпается! :) :) :)
Надеюсь, Вы не против, что я перепостила в свое сообщество.
Ну конечно, нет.
Он такой был патриот-почвенник.
Сочинитель дамских романов.
Кстати, не так давно их перечитала.
"Бедную Лизу"? Или "Письма русского путешественника"? Прекрасный текст, но об одежде он там почсти ничего не пишет - один раз упоминается петиметр и потом еще сравнивается английский мужской костюм с французским к невыгоде французского.
Именно вот эту критику лёгких платьев в 1803 году.
Николай Михалыч в то время хлопотал о должности придворного историографа. Но если с париками он попал в точку, то с легкими платьями - нет. Александр был в этом отношении отнюдь не таким патриотом-почвенником, как, возможно, представлялось Карамзину. К тому же то был период франко-русской дружбы, и осуждение французских мод было неудобно по политическим соображениям.
Может они ему просто не нравились, как мне не нравилась пару лет назад мода на голые животы и пирсинги в пупках.
Неужели опять вышли? Жалко...
Мне казалось, мода на голые животы была во времена моего отрочества - правда, без пирсинга.
Вообще было бы интересно обсудить эту тему. Кодекс Хейса, как известно, запрещал показывать женский пупок в кино. Раздельный купальник стал в свое время революцией. А на Востоке - пожалуйста. В "Ярмарке тщеславия", снятой индианкой (я картину не люблю, потому что Бекки играет невозможнейшая халда), Бекки танцует перед принцем-регентом (или уже королем?) в индийском костюме с годым животом. По-моему, явный анахронизм. После такого танца Эдуард вряд ли посадил бы танцовщицу за стол рядом с собой.

Про Карамзина. Мне кажется, Вы переоцениваете русскую журналистику того времени. В ней не могло быть частных мнений, тем более по такому достаточно острому вопросу. Только что общество пережило культурный шок - я имею в виду Павла с его императивами в одежде (вот не помню - кажется, к дамскому платью он относился более терпимо, чем к мужскому). Вопросы внешнего вида всегда играли довольно важную роль в политике. Вспомните отчет "Северной пчелы" о восстании на Сенатской площади - главными виновниками, по версии Пчелы, были "несколько молодых людей гнусного вида во фраках". Нелюбовь Николая Палыча к партикулярному платью известна.
Однако же Палыч, как раз, не издавал указов, запрещавших тот или иной вид одежды. Он переодел чиновников в мундиры, как это было при Павле, однако Хлестаковы как ходили по моде, так и...дальше шли. :)
С Палычем не все так просто. При дворе он вольностей не любил. Вспомните, как Пушкин мыкался, сопровождая НН в Аничков: то мундир, то фрак, он вечно невпопад одет. Придворных дам одел в мундиры. Был даже указ о неношеньи усов и бород "в виде жидовских" - опять-таки Пушкин, вернувшись из Оренбурга, под этот указ попал. Ну а вне дворца - конечно. Времена уже были не те, чтоб запрещать.

Возвращаясь к легким бальным платьям. На балах и в театрах было очень жарко от горящих свечей, так что легкий туалет был суровой необходимостью. Когда появилось газовое освещение, декольте сошло на нет и стало восприниматься как специальный мессидж.