murskij (murskij) wrote in costume_history,
murskij
murskij
costume_history

Category:

ЯЦЕНКО С.А. ДРЕВНИЕ ТЮРКИ: КОСТЮМ НА РАЗНОЦВЕТНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЯХ

Костюм уйгуров Синьцзяна (Восточного Туркестана) последней четверти IX - XI вв. был ранее рассмотрен мною в специальном разделе главы по костюму 4-го тома коллективной монографии «Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье» (Яценко, 2000, с. 367-382; табл. 64-69) (28). Уйгуры (кит. хуэйхэ или хуэйгу) вначале создали свой каганат в Монголии (744-840 гг.), но затем были побеждены бывшими данниками – кыргызами, бежали на нынешний запад Китая (Синьцзян) и с 874 г., разбив тибетцев, создали здесь новое государство. Уйгуры проживают в этом районе и по сей день, образуя одно из крупнейших национальных меньшинств Китая. Еще в Монголии этот тюркский народ принял манихейскую веру (а вскоре в основном перешел до XV века в буддизм) и стал использовать вместо рунического письма алфавит на основе новосогдийского.


Рис. 10. Женский костюм уйгуров Синьцзяна IX-XI вв.: 1 – Хочо, христианский храм (Le Coq, 1913, Taf. 7a); 2 – Шорчук, пещера VII (Bussagli, 1979, p. 93); 3 – Безеклык, храм 9 (Bussagli, 1979, p. 107).
Fig. 10. The female costume of Uygurs from Xinjiang of the 9th -11th cc.: 1 – Chotcho (Qoo), Christian temple (Le Coq, 1913, Taf. 7a); 2 – Shorchuq (Soruq), cave VII (Bussagli, 1979, p. 93); 3 – Bezeklik, temple 9 (Le Coq, 1913, Taf. 30).

Чем же интересен костюм раннесредневековых уйгуров для современных исследователей? Прежде всего, это обилие детализированных полихромных женских изображений (рис. 10-11; 12, 4-6; 16, 1-9; 17, 1-7) (более ранние цветные образы тюрков представляют практически исключительно «мужской мир»). Обычно девушки-уйгурки, как сообщает «Удай Шицзы», «собирают волосы в пучок размером в 5-6 пунь и покрывают его красной косынкой из плотного шелка, а когда выходят замуж, то прибавляют фетровую шапочку» (Малавкин, 1974, с. 45). Из женских головных уборов особенно интересен «су-му-чже» аристократок, который, по данным «Сунши», использовался уйгурками и в ритуальных представлениях (Там же, с. 89, 168). Это плоская красная лаковая шапочка, соединенная с двумя косичками, повязанными вверху бантом. Волосы при том собирались по бокам в два больших узла, обтянутых черной газовой тканью с вышивкой в виде фениксов/фэнхуан и облаков; сзади иногда свисала до земли красная лента (рис. 10, 3; 11, 3; 12, 4; 16, 7-9). У одной из уйгурок-христианок в несторианском храме у восточных ворот Хочо (кон. IX в.) видим интересный убор в виде сложно и оригинально повязанной «чалмы» (рис. 10, 1; 11, 5). Аналогичный убор известен и на тюркском мужском изваянии из Алтан-Сандала в Монголии (Nowgorodowa, 1980, S. 246), и у нас нет оснований связывать его происхождение у тюрков с арабским исламским влиянием (29). Не менее интересен факт сохранения уйгурскими женщинами еще в начале ХХ века двух типов уборов, документируемых в материалах раннесредневековой Уйгурии (Чвырь, 1990, табл. VIII, 2; XII): в форме уплощенного с полюсов шара (тип 6 по Л.А. Чвырь) в росписях Кириша (Le Coq, 1925, Taf. 42, 43) (рис. 17, 2) и полусферических шапочек, скроенных из четырех долек (тип 1 по Л.А. Чвырь, в поздних вариантах затканы золотой парчой) (последняя в виде подлинного артефакта происходит из развалин Хочо, и на ее лобном секторе вышит оберег – сидящее буддийское божество: Le Coq, 1913, Taf. 63) (рис. 17, 5).


Рис. 11. Женский костюм уйгуров Синьцзяна IX-XI вв. по изображениям из Хочо (по Яценко, 2000, табл. 68 и 57/4): 1, 4 – рисунки на ткани; 2-3 – руины К (стенные росписи); 5 – христианский (несторианский) храм у восточных ворот (все – по А. Лекоку).
Fig. 11. The female costume of Uygurs from Xinjiang of the 9th -11th cc. (after Яценко/Yatsenko, 2000, pl. 68 and 57/4).

Во-вторых, это преобладание одноцветных (красных) одежд (они могут иметь желтую или красную кайму, шиться из тканей с цветочным орнаментом, но на красном фоне) (30); в то же время, все представители знати разных рангов в определенных ситуациях бывают одеты в одежду из полихромных тканей (вероятно – обычно из высококачественной местной парчи). Важнейшим рубежом в истории уйгурского костюма стал XII в., когда, судя по китайским источникам (Малявкин, 1974, с. 92) и изобразительным материалам (см., например, изображение уйгурского князя в пещере 409 в Дуньхуане: Dunchuang Institute.., 1983, pl. 109), в нем стал преобладать черный цвет (31).


Рис. 12. Костюм уйгуров Синьцзяна IX-XII вв. (по Яценко, 2000, табл. 69): 1 – Турфан (покупка); 2 – Безеклык, храм 6; 3 – Безеклык, пещера 19; 4 – Безеклык, храм 9; 5 – Шорчук, пещера 7; 6 – Муртук (ткань). (1 – по «Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье», т. 3, М., 1995; 2-4 – по А. Лекоку; 5-6 – по “Along the Ancient Silk Routes”, New York, 1982).
Fig. 12. The male costume of Uygurs from Xinjiang of the 9th -11th cc. (after Яценко/Yatsenko, 2000, pl. 69).

В-третьих, большое разнообразие причесок и головных уборов уйгуров обоих полов (рис. 16-17) отражает не только социальную иерархию, но и сложный родоплеменной состав турфанской Уйгурии. Наши исследования показали, что наиболее важным визуальным символом принадлежности к той или иной ступени общественной иерархии у мужчин всех шести социальных групп знати был тип головного убора (он часто подвязывался у подбородка красным шнурком) (Яценко, 200, с. 369-372). Для высшей группы (после самого правителя - идикута) – членов каганского клана и других знатнейших родов и, в том числе, министров, был характерен сложнопрофильный высокий островерхий убор красного или желтого цвета (он также мог покрываться пестрой тканью). Их пояс, сплетенный из зеленой тесьмы, украшен редко нашитыми крупными круглыми золотыми бляхами с ободком (к нему подвешивались, среди прочего, с боков две сумочки и два пенала - калямдон для писчих принадлежностей); наплечная одежда – глухо застегнутые халаты до пят из полихромной ткани с красным фоном и рукавами много длиннее руки (за исключением молитв и ритуальных танцев, такие рукава у уйгуров не распускались, а носились, собранные у запястий пуговкой); обувь – высокие черные или белые сапоги; прическа – с 4-6 весьма длинными косами и небольшой бородкой (часто – раздвоенной) (рис. 13, 1; 14, 2; 15, 11; 17, 10).


Рис. 13. Мужской костюм уйгуров Синьцзяна IX-XI вв. из Хочо: 1 – христианский храм (Le Coq, 1913, Taf. 7a); 2 – деталь знамени (Bussagli, 1979, p. 105); 3 – манихейская «икона» на ткани (Le Coq, 1913, Taf. 3b).
Fig. 13. The male costume of Uygurs from Xinjiang of the 9th -11th cc. from Khotcho/Qoo.

Менее значимые персонажи обычно изображаются как распорядители на пирах или участники соколиных охот. Их головные уборы (подвязанные под подбородком) имеют вид полушария; прическа – либо с двумя косами, либо без них с ровно подстриженными надо лбом волосами. Халаты также из полихромной ткани. Поясов они носили, видимо, по два: выше, на талии – красный матерчатый китайского типа, повязанный спереди бантом; ниже – кожаный наборной с 4-6 дополнительными подвесными ремнями) (рис. 15, 9, 12; 17, 18). Две группы мужчин еще ниже рангом обслуживают правителя или людей первой из названных групп (выступают как придворные музыканты, держат над ними опахала и зонты и несут их церемониальные жезлы). Их уборы – трезубая корона на высоком цилиндрическом основании и шапочка с линзовидным навершием черного или белого цвета. В первом случае их наборные пояса также имеют 4-6 дополнительных подвесных ремней (бляшки в форме квадратов или ромбов) (рис. 15, 10, 13; 17, 19). Во втором случае их прически – с одной, двумя или четырьмя косами; они носят простые по оформлению халаты длиной от колен до пят; из двух поясов у одного, по китайскому обычаю, длинные расширяющиеся концы свисают до щиколоток; к другому – ременному наборному - подвешены пенал и сумочка (рис. 12, 2; 16, 10).


Рис. 14. Мужской костюм уйгуров Синьцзяна IX-XI вв. и раннего тюрка (6) на стенных росписях (по Яценко, 2000, табл. 67 и 63/2): 1 – Безеклык, храм 9; 2 – Безеклык, храм 2; 3 – Муртук; 4 – Шикшин, пещера 11; 5 – Безеклык; 6 – Кызыл, пещера Майи. (1 – по А. Лекоку; 2 – по А. Габен; 2-3, 5 – по А. Грюнведелю; 4 – по С.Ф. Ольденбургу).
Fig. 14. The male costume of Uygurs from Xinjiang of the 9th -11th cc. and Eearly Turk man image (6) (after Яценко/Yatsenko, 2000, pl. 67 and 63/2).

В-четвертых, подобно германцам Западной и Северной Европы, в раннесредневековой Уйгурии мужские прически из длинных кос (от 2 до 12; при этом их не соединяли между собой, как у более ранних тюрков) стали привилегией знати, а рядовые мужчины стали носить короткую стрижку и без бороды; одежда простолюдинов короче (до колен) и подпоясана простой веревочкой или ремешком.


Рис. 15. Обувь и пояса уйгуров Синьцзяна IX-XI вв. (по Яценко, 2000, табл. 66): 1, 4-5, 7-8, 10-14 – стенные росписи; 9, 15 – рисунки на ткани; 2, 3, 6 – обувь из тканей и войлока; 10 – типы бляшек наборных поясов (по росписям). Известные пункты находок: 1-4, 6 – Хочо; 7 – Шикшин, пещера 11; 8 – Муртук; 9 – храм Яр-Хото; 11, 13 – Безеклык, храм 9; 14 – Хочо, руины К; 15 – Хочо, храм Z. (1-6, 9-14 – по А. Лекоку; 7 – по С.Ф. Ольденбургу; 8 – по А. Грюнведелю; 15 – по “Along the Ancient Silk Routes”, New York, 1982).
Fig. 15. Foot gear and belts of Uygurs from Xinjiang of the 9th -11th cc. and Eearly Turk man image (6) (after Яценко/Yatsenko, 2000, pl. 66).

В-пятых, в целом уйгурский костюмный комплекс IX-XI вв. подвергся заметной китаизации. Она выражалась в использовании китайских тканей, в запахивании халатов направо, в использовании халатов китайского облика с резко расширяющимися рукавами (рис. 13, 3), в ношении обоими полами китайских тканых поясов со свисающими почти до пят длинными, расширяющимися концами (рис. 12, 1-2, 5) и женских, стягивающих грудь, в использовании мужчинами (в том числе – простолюдинами) характерного убора китайских чиновников «путоу», а женщинами – некоторых типов китайских причесок (рис. 16, 1, 5-6), в бытовании туфель и чулок китайского типа, в достаточно широком использовании китайских орнаментальных мотивов.


Рис. 16. Прически и головные уборы уйгуров Синьцзяна IX-XIV вв. (по Яценко, 2000, табл. 64): 1, 3-16, 18-19 – стенные росписи; 2, 15, 19-21 – рисунки на ткани; 17 – манихейская книжная миниатюра. Известные пункты находок: 1 – Безеклык, пещера 37; 3 – Безеклык, храм 9; 4 – Безеклык, храм Z; 5 – Хочо; 6 – Кумтура, пещера 33; 7 – Хочо, храм 7; 8 – Безеклык, храм 12; 9 – Безеклык, пещера 40; 10-11 – Безеклык, храм 9; 12 – Безеклык, храм 2; 13 – Шишкин; 14 – Муртук, пещера 3; 16 – Хочо, храм Т; 17 – Хочо, руины К; 18 – Хочо, руины 4; 20 – Безеклык; 21 – Хочо. (2-4, 7, 9-12, 14-15, 18, 20-21 – по А. Лекоку; 1, 6, 17, 19 – по А. Грюнведелю; 5, 8 – по А. Габен; 13 – по С.М. Дудину; 16 – по М. Майар).
Fig. 16. Haircut, coiffure and headdresses of Uygurs from Xinjiang of the 9th-14th cc. and Eearly Turk man image (6) (after Яценко/Yatsenko, 2000, pl. 64).

К сожалению, образы каждой из рассмотренных мною коллекций полихромных изображений ранних тюрков и сегодня содержат еще немало трудно объяснимых деталей, а предложенные здесь трактовки зачастую имеют неизбежно гипотетический характер. В этом плане исследователям костюма предстоит большая работа.


Рис. 17. Головные уборы уйгуров Синьцзяна IX-XII вв. (по Яценко, 2000, табл. 65): 1-3, 8, 12-16, 18-24 – стенные росписи; 4-7, 9, 11, 17 – рисунки на ткани; 5 – головной убор из раскопок. Известные пункты находок: 1 – Безеклык, храм 7; 2 – Кириш, «Пещера с несущими венки голубями»; 3-6, 9, 11, 17, 20 – Хочо; 8 – Хочо, руины К; 10, 12 – Безеклык, храм 9; 13 – Муртук, пещера 3; 15 – Безеклык, зал 11; 16 – Карашар, Мингой; 17, 21 – Турфан (покупка); 18, 19 – Идикутшари, дворец кагана; 22-23 – Шорчук, пещера 7. (1-5, 7-12, 14, 18 – по А. Лекоку; 13, 15, 19, 20 – по А. Грюнведелю; 17, 21 – по С.Ф. Ольденбургу; 6 – по Н.В. Дьяконовой; 16 – по А. Стейну; 22-23 – по “Along the Ancient Silk Routes”, New York, 1982).
Fig. 17. Headdresses of Uygurs from Xinjiang of the 9th-12th cc. (after Яценко/Yatsenko, 2000, pl. 65).

Литература

Азбелев П.П. Сибирские элементы восточноевропейского геральдического стиля // Петербургский археологический вестник. Вып. 3. СПб., 1993.
Альбаум Л.И. Живопись Афрасиаба. Ташкент, 1975.
Аржанцева И.А. К вопросу о символике поясов в древности // Проблемы истории СССР. Вып. XIII. М., 1983.
Аржанцева И.А. Раннесредневековое вооружение Средней Азии. Дисс…канд. ист. наук (рукопись). М.: МГУ, 1986 (Деп. в ИНИОН РАН, № 19918).
Аржанцева И.А. Пояса на росписях Афрасиаба // История материальной культуры Узбекистана. Вып. 21. Ташкент, 1987.
Аржанцева И.А., Иневаткина О.Н. Еще раз о росписях Афрасиаба: новые открытия, которым четверть века // Центральная Азия: источники, история, культура (Отв. ред. Е.А. Антонова, Т.К. Мкртычев). М., 2005.
Ахунбабаев Х. Дворец ихшидов Согда третьей четверти VII в.н.э. на Афрасиабе // Культура древнего и средневекового Согда. Тезисы докладов советско-французского коллоквиума. Ташкент, 1990.
Ахунбабаев Х.Г. Дворец ихшидов Согда на Афрасиабе. Самарканд, 1999.
Беленицкий А.М. Монументальное искусство Пенджикента. Живопись. Скульптура. М., 1973.
Беленицкий А.М., Маршак Б.И. Вопросы хронологии живописи раннесредневекового Согда // Успехи среднеазиатской археологии. Вып. IV. Л., 1979.
Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. I. М., 1950.
Булатова В.А., Шишкина Г.В. Самарканд – музей под открытым небом. Ташкент, 1986.
Вайнштейн С.И. Мир кочевников Центральной Азии. М., 1991.
Добжанский В.Н. Наборные пояса кочевников Евразии. Новосибирск, 1990.
Елеукенова Г.Ш. Очерк истории средневековой скульптуры Казахстана. Астана, 1999.
Ермоленко Л.Н. Могли ли раскрашиваться древнетюркские изваяния? // Степи Евразии в древности и средневековье. Кн. II (Отв. ред. Ю.Ю. Пиотровский). – СПб., 2003.
Ермоленко Л.Н. Еще раз к вопросу о первоначальном виде каменных кочевнических изваяний // Каменная скульптура и мелкая пластика древних и средневековых народов Евразии (Труды Сибирской ассоциации исследователей первобытного искусства. Вып. 3). Барнаул, 2007.
Евтюхова Л.А. Каменные изваяния южной Сибири и Монголии // Материалы и исследования по археологии СССР. Вып. 24. М., 1952.
Иерусалимская А.А. Кавказ на Шелковом пути. Каталог временной выставки. СПб., 1992.
Карамышева Б.Х. К вопросу о культовом значении конных игр в Средней Азии // Прошлое Средней Азии. Душанбе, 1987.
Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В. Китайский этнос в средние века (VII-XIII вв.). М., 1984.
Лобачёва Н.П. Среднеазиатский костюм раннесредневековой эпохи (по материалам стенных росписей) // Костюм народов Средней Азии. М., 1979.
Майтдинова Г.М. Костюм раннесредневекового Тохаристана (по памятникам искусства и археологии). Дисс… канд. искусствоведения (рукопись). Ташкент: Институт искусствознания, 1991.
Малявкин А.Г. Материалы по истории уйгуров в IX-XII вв. Новосибирск, 1974.
Малявкин А.Г. Танские хроники о государствах Центральной Азии. Новосибирск, 1989.
Мотов Ю.А. Изображение мистерии праздника Михраган в настенных росписях Афрасиабского дворца // История и археология Семиречья (Отв. ред. А.Н. Марьяшев). Алматы, 1999.
Орфинская О.В. Текстиль VIII-IX вв. из коллекции Карачаево-Черкесского музея: технологические особенности в контексте культуры раннесредневековой Евразии. Автореф. дисс… канд. ист. наук. М., 2001.
Плетнева С.А. Половецкие каменные изваяния. М., 1974.
Рассудова Р.Я. Материалы по одежде таджиков верховьев Зеравшана // Сборник Музея антропологии и этнографии. Вып. XXVI. Л., 1970.
Робровский В.И. Труды экспедиции Императорского Русского географического общества по Центральной Азии, совершенной в 1893-1895 гг. Ч. I. Вып. 1. СПб., 1900.
Сиань фасянь де Бэй Чжоу Ань Цзе (Северочжоусская гробница Ань Цзе, раскопанная в Сиани) // Вэньу. 2001. № 1 (на кит. яз.).
Степи Евразии в эпоху средневековья (Отв. ред. С.А. Плетнева). М., 1981.
Тайюань Суйдай Ю Хон му циньли чжианьбао (Краткий отчет о гробнице Ю Хона, династия Суй, раскопанной в г. Тайюань, Шаньси) // Вэньу. 2001. № 1 (на кит. яз.).
Фэн Ханьцзы. Ван цзянь му чуту дадай као (Изучение пояса из погребения Ван Цяня) // Каогу. 1959. № 8.
Чариков А.А. Новые находки средневековых изваяний в Казахстане // Советская археология. 1989. № 3.
Чвырь Л.А. Уйгуры Восточного Туркестана и соседние народы в конце XIX – начале XX в.: Очерки историко-культурных связей. М., 1990.
Шер Я.А. Каменные изваяния Семиречья. М, Л., 1966.
Шеффер Э. Золотые персики Самарканда. Рассказ о чужеземных диковинах в империи Тан. М., 1981.
Шишкин В.А. Афрасиаб – сокровищница древней культуры. Ташкент, 1966.
Эршиу ши (Двадцать пять историй). Т. 3. Шанхай, 1956 (на кит. яз).
Яценко С.А. О точной дате и обстоятельствах прибытия посольств, изображенных на росписях Афрасиаба.// “Узбекистан - вклад в цивилизацию. Бухара и мировая культура”. (Тезисы). Вып. 3, часть 1. Бухара, 1995.
Яценко С.А. Раздел 3 «Костюм» // Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье (Том IV). Архитектура. Искусство. Костюм. (Отв. ред. Б.А. Литвинский). М., 2000.
Яценко С.А. Костюм древней Евразии (ираноязычные народы). М., 2006.
Arzhantseva I., Inevatkina O. Afrasiab Wall-paintings revisited: new discoveries twenty five years old // Royal Nawruz in Samarkand. Acts of the Conference held in Venice on the Pre-Islamic Afrasiab Painting (Ed. by M. Compareti, E. de la Vaissиre). Rome, 2006.
Azapray G. Sogdian Painting. The Pictoral Epic in Oriental Art. Berkeley, Los Angeles, London, 1981.
Beckwith C.I. Aspects of the early history of the Central Asian guard corps in Islam // Archivum Eurasiae Medii Aevi. 1984. Vol. 4.
Chavannes E. Documents sur les Tou-kiue (Turcs) Occidentaux // Сборник трудов Орхонской экспедиции. Вып. VI. СПб., 1903.
Cohen B. The Colors of Clay. Special Techniques in Athenian Vases. Los Angeles, 2006.
Compareti M., Christoforetti S. Una tipica festa cinese tra le pitture del VII secolo d. C. di Afrasyab (Samarcanda)? // www. cinaoggi.it/ storio/ tipico-fosto-cinoso.htm (2004).
Compareti M., Christoforetti S. The Chinese Scene at Afrasiab and the Iranian Calendar. Venice, 2007.
Csallany D. Der awarishe Gurtel // Acta archeologica. T. XIV. Fasc. 3-4. Budapest, 1962.
Dien A.E. The “sa-pao” Problem Re-examined // Journal of the American Oriental Society. Vol. 82, 1962.
Dunchuang Institute for Cultural Relics. Art Treasures of Dunchuang. Hong Kong, 1983.
Fukai S., Horiuchi K. Taq-i Bustan. Vol. III (Photogrammetric elevations). Tokyo, 1983.
Frye R.N. Sasanian-Central Asian Trade Relations // Bulletin of the Asia Institute (New Series). Vol. 7. Bloomfield Hills, 1993.
Grunwedel A. Altbuddhistische Kultstдtten in Chinesich Turkestan. Berlin, 1912.
Juliano A.L. Chinese Pictorial Space at the Cultural Crossroads // Iran ud Aniran. Studies Presented to Boris Il’i Maraak on the Occasion of His 70th Birthday (Ed. by M. Compareti, P. Raffetta, G. Scarcia). Venice, 2006(a).
Juliano A.L. Converging Traditions in the Imagery of Yu Hong’s Sarcophagus: Possible Buddhist Sources // Journal of Inner Asian Art and Archaeology. Vol. 1. Turnhout, 2006(b).
Juliano, A.L., Lerner J.A. Eleven Panels and Two Gate Towers with Relief Carving from a Funerary Couch // Miho Museum, South Wing. Shigaraki, 1997a.
Juliano A.L., Lerner J.A. Cultural Crossroads: Central Asian and Chinese Entertainers on the Miho Funerary Couch // Orientations, Vol. 28, 1997b.
Juliano A.L., Lerner J.A. Monks and Merchants. Silk Road Treasures from Northern China. Gansu and Ninxia, 4th -7th Century. New York, 2001.
Kageyama E. A Chinese Way of Depicting Foreign Delegates Discerned in the Painting of Afrasiab // Iran: Questions et Connaissances. Actes du IVe congrиs europйen des Йtudes iraniennes (Ed. P. Huyse). Paris, 2002.
Laszlo G. Etudes archeologiques sur l’histoir de la societe Avars. Budapest, 1965.
Le Coq A. von. Chotscho. Berlin, 1913.
Le Coq A. von. Bilderatlas zur Kunst und Kulturgeschichte Mittelasiens. Berlin, 1925.
Lerner J.A. Anjia Tomb of Northern Zhou at Xi’an' // Shaanxi Provincial Institute of Archaeology (in Chinese with an English Abstract). Beijing, 2003 (in Chinese with an English Abstract).
Lerner J.A. Aspects of Assimilation: The Funerary Practices and Furnishings of Central Asians in China (Sino-Platonic Papers, 168). Philadelphia, 2005.
Maillard M. Essai sur la vie matйrielle dans l’oasis de Tourfan pendant le Haut moyen вge. Paris, 1973.
Marhak B.I. La thematique sogdienne dans l’art de la Chine de la seconde moitie du VIe siecle // Academie des Inscriptions et Belles-Lettres. Compur rendus des sйances de l’annee 2001 janvier-mars. Paris, 2001.
Marhak B.I. The Miho Couch and the Sino-Sogdian Works of Art of the Second Half of the 6th Century // Bulletin of Miho Museum. Vol. 4. Shigaraki, 2004.
Mode M. Sogdien und die Herrscher der Welt. Tьrken, Sasaniden und Chinesen in Historiengemдden des 7 Jahrhunderts n. Chr. Aus Alt-Samarqand. (Europдische Hochschulschriften. Reihe XXVIII. Bd. 162). Frankfurt am Main, 1993.
Northern Qi Tomb with Murals on Southern Outskirts of Taiyuan // Wenwu. 1990. № 12 (in Chinese with an English Abstract).
Osmani tarihleri. C.1. Istanbul, 1949.
Rong Xinjiang. Daily Life in Sogdian Colonies along the Silk Road // Bulletin of Miho Museum. Vol. 4. Shigaraki, 2004.
Shaanxi Provincial Institute of Archaeology. An Jia [Qie] Tomb of Northern Zhou at Xi’an' (in Chinese with an English Abstract). Beijing, 2003.
Silvi Antonini C. The paintings in the palace of Afrasiab (Samarkand) // Revista degli Studi Orientali. 63. Roma, 1989.
Trumpelmann L. Das Sasanidische Felsrelief von D r b (Iranische Felsreliefs. B; Iranische Dankmller B; Lieferung 6). Berlin, 1975.
Yatsenko S.A. The Costume of Foreign Embassies and Inhabitants of Samarkand on Wall Painting of the 7th c. in the Hall of Ambassadors from Afrasiab as a Historical Source // Transoxiana. Nъmero 8. Roma, 2004. - http: // www.transoxiana.org/8 .

Ссылки

28. Глава «Костюм» была написана мною в 1987 г., но четвертый том монографии, куда она включена, был издан лишь 13 лет спустя, в 2000 г.
29. В литературе часто встречаются неаргументированные утверждения, что все «чаломообразные» уборы Старого Света, якобы, не возникли в разных районах и разное время самостоятельно, а происходят, в конечном счете, только или от каких-то уборов персов времен Ахеменидов, или из Северо-Западной Индии (Гандхара и соседние территории), или от ранних арабов. Тюркские «чалмы» повязаны при этом, разумеется, не так, как на Ближнем Востоке во времена расцвета Арабского Халифата.
30. Исключение составляли, разумеется, верующие манихеи, у которых «избранные» носили почти всю одежду белого цвета (см., например, рис. 13, 3).
31. Одежда темных цветов (черный, серый, коричневый, темно-синий). сохранялась у уйгуров до начала ХХ в (см.: Робровский, 1900, с. 542).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments